Национальный вопрос - Рефтинский информационно-развлекательный портал ReftNews.ru
24.12.2012 07:43 Категория: Размышляем по поводу

Национальный вопрос

Моя подруга - татарка. Она прекрасно готовит борщ, любит радио «Шансон» и пьет водку. Взрыв национального самосознания в ее мозгах происходит обычно после третьей рюмки:

- Я – татарка! – заявляет она весьма уверенно. - А ты русская. И ты меня никогда не поймешь! 

Честно говоря, я не вижу больших различий между нами. За исключением того, что я так и не научилась готовить борщ, водке предпочитаю мартини и терпеть ненавижу русский шансон – и мартини в этом случае мало не бывает.

Ну да, волосы у нее черные как смоль, морда лица имеет характерную азиатскую приплюснутость, а глаза – свойственную же азиатам раскосость.

Ну, так и моя внешность не менее экзотична: один только греческий профиль чего стоит! И это не считая итальянских скул и немецкого подбородка. И шоколадной смуглости кожи испанского, как минимум, происхождения!

Ее девичья фамилия Мустафина, моя - Чупракова. И если в ее случае можно предположить, что основоположником рода являлся татарин по имени Мустафа, то моим прародителем был некий товарищ по прозвищу «Чупрак», явно чуждый традиций русского хлебосольства – таким прозвищем на Руси награждали черствых сердцем скупердяев.

У меня на шее болтается цепочка с крестиком. У нее – с полумесяцем. Но мы обе не знаем ни одной молитвы наизусть, в церквях и мечетях бываем по праздникам, и плевать хотели на посты.

Зато в детском саду мы сидели на соседних, абсолютно одинаковых горшках. И в школу ходили в абсолютно одинаковых форменных платьях.

Нас учили читать и писать на одном и том же русском языке, немалый вклад в развитие и становление которого внес сын датчанина и франзузской гугенотки Владимир Даль. Да-да тот самый автор «Толкового словаря живого великорусского языка»!

Мы воспитывались на одних и тех же произведения великих русских поэтов и писателей: ливонца Дениса Фонвизина, «арапа» Александра Пушкина, «малороссов» Николая Гоголя и Тараса Шевченко, «сына богатого русского помещика и молоденькой немецкой мещанки» Герцена, потомка «ордынского хана Ахмата» Анны Ахматовой.

Мы писали сочинения по картинам (было в наше советское время такое занятие!) великих русских художников: сына француза и немки Карла Брюллова, «хохла» Владимира Боровиковского, греков Алексея Веницианова и Архипа Куинджи, француза Николая Ге, еврея Исаака Левитана, армянина Ивана Айвазовского, австрийца Игоря Грабаря.

Мы впитывали в себя прекрасную музыку великих русских композиторов: украинца Петра Чайковского, поляков Дмитрия Шостаковича и Игоря Стравинского, потомка «молдавского господаря Стефана Великого» Сергея Рахманинова.

Мы почти одновременно вышли замуж, родили детей. И почти одновременно же развелись. И сделали все, что полагается в такой ситуации нормальной бабе: в одиночку, не прося ни у кого помощи, вырастили сыновей, построили дома (правда, в переносном смысле – то бишь, купили себе квартиры), и даже деревья посадили – на ее садовом участке... 

И вот сейчас она заявляет:

- Я – татарка! А ты русская. И ты меня никогда не поймешь! 

Я наливаю в свой бокал мартини, «чокаюсь» с ее рюмкой водки:

- Ты не татарка. Ты – дура. Такая же, как и я. А дуры не имеют национальности. И поэтому я тебя всегда пойму. Будем!

 

Комментарии: